Ecommerce между антиутопией Оруэлла и революционерами Лениным, Мао и Кастро

Как изменит систему платежных транзакций и прибыльность платежных сервисов вторая евродиректива о платежных сервисах PSD2, вступающая в ЕС в силу в 2017 году? Чего ждут онлайн-мерчанты от развития почти идентичных стратегий Европейской комиссии Digital Single Market и Центробанка России? Зачем так много площадок э-коммерции, когда покупателю товаров широкого потребления нужна всего одна кнопка “оплатить”, а весь выбор делегируется искусственному интеллекту и шопинг-ботам?

Об этом рассказал в интервью Bilderlings Pay президент российской ассоциации “Электронные деньги” Виктор Достов.

Президент ассоциации “Электронные деньги” и эксперт-консультанта трансатлантической структуры по отмыванию денег Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF) Виктор Достов, по его словам, все с большим интересом смотрит за развитием и новыми трендами платежных технологий в е-коммерции. До конца 2017 года в большинстве стран ЕС станут обязательными альтернативные небанковские платежные системы, согласно второй редакции евродирективы PSD2 (Payment Services Directive, одобрена Европарламентом 05.05.2015). Банки будут обязаны открыть свои API, дав клиентам более функциональные интерфейсы и т.д.

Вступление в силу второй редакции PSD2 не всем странам ЕС-27 удобно, под угрозой штрафов может оказаться Эстония и ряд других стран Европы: корневые изменения в платежных системах принесут для всей банковской отрасли значительный спад прибыльности за счет уменьшения комиссии за переводы. Усилится конкуренция в сфере мобильных и онлайн-платежей через значительное облегчение доступа в индустрию небанковских платежных компаний – финансовые технологии очень быстро развиваются. С 2015 года в Европе, кроме стабильного роста карточных платежей, заметен бум провайдеров платежных сервисов, и в Балтии лидером по обороту является эстонский PSP TransferWise. В РФ и СНГ подобные альтернативные системы пока не прижились в отличии от популярных е-кошельков, сети терминалов Qiwi, систем ЯндексДеньги и WebMoney.  

Какие тенденции в финтехе наиболее отчетливы?

Тренды за последние полгода не изменились: в среднесрочной перспективе это упомянутая глобальная унификация налогов и комиссионных сборов за карточные транзакции. Ранее “Резолюция об ограничении комиссий интерчейнджа” (Merchant Interchange Fees Regulation) в рамках антимонопольной борьбы установила верхнюю границу межбанковской комиссии для держателей карт на уровне 0,2–0,3%, что в общем снизило прибыльность этого сегмента бизнеса для банков, по подсчетам Брюсселя, на 6 млрд. евро в год.

Не такая большая сумма в сравнении с почти 300 млрд. евро в год, проходивших, по данным латвийского финансового регулятора, через местные банки в 2015 году.

До 2018 года под эгидой Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (в парижском клубе ОECD с 2016 года есть место и Латвии) станет действовать международная система обмена информацией между налоговыми службами и банками: все счета и транзакции, как планируется, станут контролироваться фискальными органами – правда, это очень сложный технически процесс, ожидаемо встретит сопротивление банков. Июньский опрос Finextra показал, что только 14% банков еврозоны положительно восприняли эту идею, а по плану ЕЦБ она должна заработать в ЕС уже в 2017 году.

900_450_crop

Что интересно, Россия также подписала данный договор с ОЭСР – что теоретически открывает сложный рынок финансов России для глобального надзора. Самое заметное сейчас в России – Центробанк анонсировал создание консорциума для ряда инновационных изысканий в финтеке. Для новых компаний в этой сфере будут создаваться песочницы, где за развитием будут надзирать не с точки зрения существующих законов, а с целью supervision, такой oversight. Второй момент – ЦБР объявил о создании единой идентификационной системы кредитных и финансовых организаций, подобные шаги делает и ЕЦБ. Такая модель работает в Белоруссии, и мы надеемся, что и у нас будет. И еще в трансграничной э-коммерции планируется ввести т.н. “google-налог” в размере 15,25% – такая жесткая ставка, правда, в этом случае непонятны механизмы фискального контроля и инкассации.

Как это будет выглядеть, по вашим соображениям?

Непонятно. Как отчислять этот гугл-налог? Идея сверхсложная. О полномасштабной работе и обмене большими массивами данных, думаю, можно будет говорить не раньше 2020 года. Как? Например, при оказании услуг онлайн-ТВ компании станут платить “налог на Google”. В ЕС довольно большую проблему составляет сбор налогов с компаний, приходящих из юрисдикций вне пределов Европы. Пока больше вопросов. Вот если сидя в Латвии вы покупаете нечто у американской компании, где должен взиматься налог  и какой он должен быть? Полагаю, что “google-налог” в первую очередь затронет счета в банках с большими суммами. Он не будет касаться е-кошельков с 15 евро, а в России сейчас уже 60 млн. электронных кошельков. Будет ли какая-нибудь португальская или латвийская налоговая служба искать среди них своих резидентов? И не уйдут ли они в Дубай и другие непрозрачные юрисдикции?

Риски безопасности?

Хакеры стали с уходить с атак на индивидуальные карточные счета на банки в целом. Это – доходнее, и это основной риск. Что делать – не понимаю, есть надежда на технологии блокчейн, где информация хранится кусочками в разных местах, проще говоря. Важна также сертификация, подтверждающая безопасность системы: есть требование PSI DSS к банкам-эмитентам Visa Master Card, и все платежные провайдеры работают под этим зонтиком. Можно обойти PSI DSS по кривой дорожке, особенно в России – но клиент сервиса финансовых услуг сам должен решить, стоит ли?

Как вы расцениваете перспективы услуг PSP, как TransferWise, латвийский Bilderlings Pay, Azimo и Sendvalu и др., насколько они конкурентоспособны с Money Gram, UniStream и Western Union и другими системами?

Все в основном говорит о том, что будут создаваться новые системы в ЕС, будет усиливаться конкуренция PSP, которые выгодны для потребителей услуг транзакций, потому что банки остаются в стороне. По сути, деньгами банка А станет управлять банк Б. Это сильно скажется не межбанковской конкуренции в Европе: потоки денег будут перетаскиваться из неэффективных банков в хорошие, внедряющие новые платежные стандарты. 

В банках это очевидно понимают и также участвуют в создании своих PSP. Евродиректива PSD2 делает конструкцию интересней: мерчанты получают большее количество платежных процедур при снижении комиссии. Удобный интерфейс платежного сервиса подстегнет и оборот мерчантов. В России, например, комиссия по карточным платежам очень большая, 3%, а в обход Visa и  MasterCard прямо со счетов комиссия – это уже сущие копейки. У PSP большие возможности инноваций.

В этом году в Швеции на законодательном уровне рассматривалась возможность полного отказа от наличных расчетов – не прошло, правда, но это прозвучало! 

По большому счету для cash flows чемоданы с долларами все менее нужны – структура денежных потоков, в том числе теневых, стремится к безналичным. В Швеции уже менее 40% денежного оборота в наличных кронах, и шведы подумали, что оборот наличности разумно свести к нулю. Однако они столкнулись с тем, что пенсионеры привыкли к бумажным кронам, а либертарианцы были обеспокоены, что не смогут бесконтрольно покупать, например, хлеб в магазинах. Законопроект сдали назад. Дело, я думаю, в критической массе – в Великобритании 50% платежей – это безнал, в Австрии – больше половины. Верю, что есть критическая масса, за которой последует отмена наличных денег в обороте – условно, если 85% расчетов будет проводиться в электронной среде, оставшиеся 15% купюр исчезнут из оборота очень быстро. Платежи становятся коммодити-услугой.

Чему может научить опыт продаж этой товарной услуги в России?

Тренд номер 1 – идеальные платежи, которые незаметны. Необходимость изучать инвойс, вбивать коды, номера счетов и договоров, напрягает получателей услуги. Например, это Uber – платеж, которого как бы нет после твоей первой идентификации. Я привык к этому приложению в телефоне и к тому, что деньги со счета у меня за поездку списываются автоматически. В последний раз в Швеции из аэропорта приехал в отель на такси – и если бы водитель не сказал: а заплатить? – я бы думал, что за меня заплачено.

А тенденция “юберизация” э-коммерции, о чем много говорилось на рижской конференции eCom21?

Да это уже настоящее: мы же уже живем в “schoulder economy”, “юберизация” идет во многих сферах. Но возвращаясь к платежам: идеальные – те, которых вы вообще не видели. Например, eBay начал тестировать своего нового шопинг-бота ShopBot на Facebook с решением 3DSecure, Ali Express тоже разрабатывает свой искусственный интеллект. Я вообще не понимаю, зачем сейчас так много онлайн-магазинов с айфонами, если потребителю нужна всего одна кнопка “оплатить” на айфоне, чтобы купить айфон.

Давайте посмотрим на процесс онлайн-шопинга объективно: для людей становится все менее существенным процесс выбора покупки. Большинство покупок стремится к унификации, и мы находимся на пороге того момента, когда ставить крестики, нажимать на кнопочки, искать и сравнивать никому уже будет не интересно. Люди счастливы, когда многие вещи делаются за них. Позавчера я сам выбирал айфон: черный цвет, 120 гигабайтов – долго выбирал, а мне это не нужно. Пусть будет одна кнопка: “оплатить”, и пусть меня обманут на 500 рублей, неважно, время намного дороже.

Но например, популярна провайдерская услуга рекуррентных, то есть автоматических платежей кардхолдера по подписке – я так плачу за спортзал.

Это отдельный растущий сегмент бизнеса. Та же компания ЯндексДеньги, сделанная в свое время на коленке, становится сильным агрегатором платежных сервисов. Для интернет-магазинов это делает бизнес очень простым, один контракт – на все инструменты оплаты. Телекоммуникационные операторы также развивают рекуррентные платежи, за коммунальные услуги, счета за кабельное телевидение и услуги сотовой сети. В отрасли телекома можно прогнозировать рост клиентов и оборота денег по рекуррентным платежам – правда, пока там много злоупотреблений, операторы при подписке норовят незаметно прописать услуги, за которые надо платить вечно. Появляются более сложные конструкции: мой интернет-банк спрашивает, на какую сумму я хочу сделать перевод. Но и мобильные приложения смартфонов, загруженные через appStore и GooglePlay, становятся платежными сервисами – это модель будущей революции платежей.

А как будет реализована революция? Где те Ленины, Мао и Кастро, что возьмут штурмом дворцы?

Ну смотрите, раньше на портале Apple вы покупали приложения – а сейчас многие из них раздаются бесплатно, став инструментом платежей с вашего карточного счета. Можно платить со счета в мессенджерах WhatsApp и Viber, эти вещи конкурируют с другими платежными сервисами. Люди очень привыкают платить с телефонов – если они поставят виджет с услугой оплаты товаров и услуг, ими очень просто будет манипулировать. Это дает новые возможности контроля над клиентами. Что дальше?

В мессенджере Telegram появились чат-боты, ситуация усложняется, а государства, фискальные органы, глобальные надзорные системы пытаются удержать расползающиеся концы нитей в одном клубке в своих руках. Это как у Оруэлла, большой брат следит за тобой. Насколько за всеми уследить в принципе возможно, я не знаю, но очевидно, что надзор старшего брата будет ужесточаться.

Подписывайтесь на нас в Facebook, чтобы быть в курсе самых свежих новостей из мира э-коммерции, а также обращайтесь к специалистам Bilderlings Pay, если вам необходимо настроить прием платежей на сайте и мы подберем для вас самое лучшее предложение.

0 Comments Присоединиться к дискуссии →


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *